Азербайджанское дело: тайная армия стажеров Алиева в Бундестаге

В течение многих лет азербайджанские стажеры налаживают связи в Бундестаге. Они поддерживают странные контакты с режимом Алиева и с немецкими политиками.

Каждый, кто когда-либо был стажером (практикантом) в большом учреждении, знаком с чувством собственной невидимости. Он — внутри системы и все равно почти безымянный. Серая мышь в гигантском аппарате. То, что для многих, скорее, является недостатком, для других может стать преимуществом – для тех, кто, например, не хочет выделяться.

В немецком Бундестаге, центре власти, уже много лет работают азербайджанские стажеры, связанные с режимом Алиева. Они внедрены в Бундестаг к депутатам, которые частично сами поддерживали сомнительные связи на Южном Кавказе.

Мы рассмотрели эти связи более подробно, изучили биографии стажеров и осветили систему, стоящую за ними. Система с большим количеством действующих лиц. Участвуют: престижный берлинский университет, который получает сотни тысяч евро из Азербайджана, депутаты почти всех партий Бундестага и посольства двух стран.

Все они содействовали тому, чтобы в центре немецкой демократии работали стажеры, поддерживающие тесные связи с режимом Алиева. Авторитарным режимом на Южном Кавказе, который жестоко расправляется с оппозиционерами, бросает за решетку и преследует журналистов. Президент Азербайджана правит уже 20 лет, в прошлом году он вел кровопролитную войну за Нагорный Карабах.

Мы сократили имена большинства стажеров, так как речь идет не о том, чтобы выдать их лично. Мы хотим понять систему, стоящую за этим. Только тех стажеров, которые сейчас сами выполняют важные функции, мы называем полными именами.

Сеть азербайджанских стажеров в Бундестаге охватывает несколько фракций. Проблему представляет не их происхождение. Напротив, стажеры из-за рубежа могут укрепить дружеские отношения между странами и ликвидировать предрассудки. Проблема в политической подоплеке и в их сомнительной лояльности. В Бундестаге, как видно, в течение многих лет смогла образоваться сеть практикантов, близких к авторитарному правителю Алиеву, помогающая упрочить его влияние за рубежом. В ущерб свободной прессе и оппозиции в Баку. У стажеров в Бундестаге есть пропуски, они приходят почти везде. В кабинеты депутатов, комитеты, в залы заседаний.

«Левый стажер», лоббист и блогер режима

Один из них — Асиф М. Он попал в Бундестаг в качестве стажера в то время, когда Баку, после Евровидения готовился к следующему международному событию: Европейским играм 2015 года.

М. устроился у Катрин Кунерт (Katrin Kunert), депутата «левых» от Саксонии-Ангальт (Sachsen-Anhalt ).
М. хорошо образован, изучал международные отношения в Баку, служил в армии, получил степень магистра политологии в Геттингенском университете (Uni Göttingen). В кабинете Кунерт он прикреплен к опекуну, который сам является чем-то вроде эксперта по Азербайджану. Критики из собственных рядов называют его «предвзятым», и это еще самое доброе определение. Он все еще работает в Бундестаге.

В статье в «Новой Германии» (Neues Deutschland) бывший сотрудник Кунерт называет авторитарно управляемый Азербайджан «уверенным в себе кавказским тигром». Сам он часто ездит в Баку, выступает на лобби-мероприятиях.

М. использует свое время в качестве стажера, среди прочего, для ведения блога, в котором он представляет благоволящие режиму позиции. Ни слова о нарушении прав человека Алиевым, ни фразы об арестованных журналистах или оппозиционерах. Напротив, М. публикует часто статьи о несправедливостях, которые происходят с Азербайджаном. Соседняя Армения в его глазах – «агрессор».

В своем отчете о стажировке М. с энтузиазмом рассказывает о своем времени в качестве стажера. Он получил, можно сказать, много захватывающих знаний. Например, ему было разрешено, пишет он в своем докладе, исследовать процесс составления бюджета ОБСЕ. Это примечательно тем, что ОБСЕ наблюдает за выборами. В Азербайджане она регулярно отмечает нарушения. Для режима официальные наблюдатели как бельмо на глазу. Для чего М. собирал информацию об ОБСЕ?

Мы спросили Катрин Кунерт, которая была временно заместителем члена Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, действительно ли М. имел возможность заниматься исследованием этой чувствительной темы? Кунерт уже не является членом Бундестага. На наш конкретный вопрос она отвечает общими словами: она предоставляла всем стажерам возможность «содержательно участвовать в работе парламентских офисов, а не только выполнять копировальные работы».

М. после стажировки стал чем-то вроде азербайджанского влиятельного лица в Берлине. Он ведет видео-интервью с политиками, загружает их на YouTube. Публикует эссе в своем блоге. В основном речь идет об Азербайджане, часто о Нагорно-Карабахском конфликте. М. придает своим публикациям научную окраску. Близкие режиму СМИ в Азербайджане цитируют его интервью с политиками. Разговоры характеризуются единодушием, споров почти нет.

Повестку интервью М. при этом часто подстраивает под своего гостя. Если в гостях курдско-немецкий депутат, он начинает с наводящего вопроса о страданиях курдов, за которые «несут ответственность» армяне. Если он встречается с депутатом из Зеленых, говорит исключительно об истощенной армянской атомной электростанции «Мецамор». Брал он интервью также у депутатов ХДС Гуттинга (Gutting) и Лёбеля (Löbel).

Кафедра университета им. Гумбольдта, финансируемая из Баку

Оба столкнулись с обвинениями в слишком некритическом отношении к режиму Алиева и поддержании сомнительных связей на Южном Кавказе. Обвинения в адрес Лёбеля восходят к 2012 году, тогда он организовал партийный съезд Молодежного Союза Jungen Union при финансовой поддержке из Азербайджана. Гуттинг на днях попал в тупик, когда сначала отрицал связи с азербайджанской лобби-организацией TEAS, а затем признал. В видео-интервью М. Гуттинг высоко оценил «давнюю демократическую традицию в Азербайджане». За это высказывание он также подвергся критике.

М. быстро поднялся после стажировки. Он создал портал выпускников для экс-стажеров из Бундестага. Бывший стажер стал генеральным секретарем «Азербайджанской студенческой сети» («Azerbaijan Student Network») , студенческой лоббистской сети.

С 2016 года М. работает научным сотрудником в Университете им. Гумбольдта. Как научно он там работает сказать трудно. Кафедра «История Азербайджана» финансируется из Баку, академический уникум – кафедра, учрежденная другим государством. Возглавляет его Ева-Мария Аух (Eva-Maria Auch). https://www.geschichte.hu-berlin.de/de/bereiche-und-lehrstuehle/aserbaidschan/startseite. В середине апреля Аух отправилась в Азербайджан, чтобы встретиться с Ильхамом Алиевым и посетить недавно открытый «парк военных трофеев», где выставлены шлемы убитых армянских солдат. В парке демонстрируются восковые фигуры умирающих армянских солдат. Государственное надругательство над противником после выигранной битвы за Нагорный Карабах. https://azertag.az/de/xeber/1753551

«Я очень рада быть в Азербайджане»,- сказала профессор во время посещения одного из университетов, согласно азербайджанским СМИ. «Вы ждали много лет, чтобы освободить свою страну от оккупации». Немецкий профессор, проплаченный Азербайджаном – рупор диктатора?

Университет им. Гумбольдта (Humboldt Uni) играет решающую, проблематичную, если так можно выразиться, роль в сети азербайджанских стажеров. На наш информационный запрос HU отвечает односложно. Но об этом позже. Катрин Кунерт, бывшая депутат Левых от Саксонии-Ангальт, не хочет отвечать нам на вопрос о том, была ли она в контакте с М. за рамками его практики, знала ли она его раньше и сознательно устроила в свой кабинет.

Вместо этого она ссылается на администрацию Бундестага, которая организует «Международную парламентскую стипендию» (das «Internationale Parlamentsstipendium» (IPS)), и в которой также М. был стипендиатом. Кунерт пишет по электронной почте: «Многие из ваших вопросов, вероятно, закончатся после того, так как вы сами решите, хотите ли вы продолжать уделять этой теме внимание». Она хочет помешать нам продолжать расспросы?

Близкие режиму стажеры: совпадение или преднамеренность?

В надежде на разъяснения мы направляем запрос в администрацию Бундестага об IPS. Но вместо ответов возникают только другие нестыковки. Международная программа стажеров, которая, согласно саморекламе, стремится способствовать мирному сосуществованию в мире и укреплению демократических ценностей, остается загадкой. Почему IPS поддерживает поразительно большое количество хорошо образованных азербайджанцев, стоящих явно на стороне режима Алиева? Насколько надежна процедура отбора? Несколько десятков стажеров режима в Бундестаге: это совпадение или умысел?

Ответ на этот вопрос кроется в истории Нурлана Хасанова (Nurlan Hasanov), по крайней мере, часть ответа. Он тоже был стажером в Бундестаге. Между тем он стал депутатом в Баку и является общественным деятелем. Вот почему мы называем здесь его полное имя.

Когда Хасанов начинает свою работу в Бундестаге, его родина как раз готовится к крупнейшему престижному проекту за десятилетия, блестящему появлению на мировой арене, песенному конкурсу Евровидения в Баку-2012. ESC призвана затмить все сообщения о нарушениях прав человека. Журналисты, выявляющие коррупцию в семье Алиевых, подвергаются преследованиям. Люди вынуждены покидать свои дома из-за строительных проектов, их выселяют.

И вот, гордый демократический проект Бундестага, приглашает прошедшего отбор Нурлана Хасанова в Берлин. Он сидит в кабинете Штеффена-Клаудио Лемме, СДПГ (Steffen-Claudio Lemme, SPD). Между ними, спустя годы после стажировки, развивается необычная близость. Устанавливаются даже деловые отношения. Более чем через два года после стажировки Хасанова Лемме едет в Баку, немецкое посольство устраивает прием ко дню Объединения Германии. Со стороны партии – его бывший стажер, Нурлан Хасанов. На фото, которое можно найти в Интернете, они оба. Лемме по-братски положил руку на плечо Хасанова.

После того, как Лемме выбывает из Бундестага в 2017 году, он становится в 2018 году государственным исполнительным директором Народной Солидарности в Саксонии (Volkssolidarität in Sachsen), некоммерческой ассоциации в области заботы о детях и ухода за престарелыми. В январе 2019 года Лемме основывает «IGAplus GmbH». Область деятельности предприятия, согласно торговому реестру, является «содействие специалистов в области ухода за престарелыми и больными и торговле, ввозе и вывозе строительных материалов, сырья, продуктов питания, напитков и спиртных напитков, преимущественно в Кавказский регион и из него».

Уход за больными. Строительные материалы. Спиртные напитки с Кавказа. Дикая смесь. Несколько месяцев спустя, в апреле 2019 года, согласно торговому реестру, Нурлан Хасанов входит в IGAplus в качестве исполнительного директора. Через семь лет после стажировки IPS депутат Бундестага и его стажер воссоединились. Импорт-экспорт в Саксонии.

У IGAplus есть хорошие клиенты. Строительная компания из Баку. «Центр изучения языка Азербайджан» («Sprachlernzentrum Aserbaidschan»). И, как не странно, Народная Солидарность Саксонии. Некоммерческая ассоциация и GmbH разделяют один и тот же адрес в Дрездене. Лемме является клиентом Лемме? Строительная компания «Кристал Абшерон» находится в Баку по адресу, который также указывает IGAplus для своего представительства.

В каких отношениях состоят Народная Солидарность, IGAplus, «Кристал Абшерон», Лемме и его бывший стажер и деловой партнер Гасанов? Штеффен-Клаудио Лемме молчит на запрос VICE. Помимо его связей с Хасановым, поездка в Азербайджан также вызывает у нас вопрос. И на него нет ответа.

Бывший депутат СДПГ SPD в качестве поддельного fake наблюдателя за выборами

Регулярно политики из Европы, близкие режиму, по собственной инициативе ездят в Баку для наблюдения за выборами. Они аттестуют Алиева лучшими постуральными нотами и обеляют диктатуру. Их любезно принимает президент, который любит показываться в пятнистом камуфляже, и несколько лет назад указом назначил свою жену своим заместителем.

В феврале 2020 года Лемме по собственному почину наблюдал за парламентскими выборами в Баку. Партия Алиева завоевала абсолютное большинство. В отличие от официальных наблюдателей за выборами ОБСЕ, которые жаловались на массовые нарушения при подсчете голосов, неясные списки избирателей и давление на избирателей; в отличие от оппозиции, которая говорила о манипуляциях, Лемме дал режиму хорошие оценки. Выборы прошли демократично, «никаких нарушений не зафиксировано», – так его цитировали режимные СМИ. На наши вопросы о его личной миссии наблюдателя за выборами Лемме не желает отвечать.

Его деловой партнер и бывший практикант Нурлан Хасанов на этих выборах, как ни странно, избирался в парламент от партии Алиева в Шамкирской области (Region Shamkir). Он был назначен новым председателем Группы Дружбы между депутатами Парламентов Азербайджана и Германии Freundschaftsgruppe Aserbaidschanischer und Deutscher Parlamentsabgeordneter. Наблюдал ли Лемме за выборами в районе Хасанова? Лемме говорить с нами на эту тему отказывается.

Асиф М., стажер у Кунерт; Хасанов, экс-стажер и нынешний исполнительный директор у Лемме, который вошел в парламент. Являются ли они единичными случаями? Или представителями большой сети, которая была выстроена и в течение многих лет системно поддерживалась? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно более внимательно рассмотреть IPS.

Международная программа практикантов – гордость администрации Бундестага. Она находится под патронажем президента Бундестага. Процесс точно регламентирован. Сначала немецкие посольства в соответствующих странах сортируют кандидатов. Затем отборочная комиссия выбирает будущих стипендиатов со всего мира, в том числе из Азербайджана. На данный момент в программе IPS принимают участие 50 стран. Администрация Бундестага по запросу сообщает нам о составе комиссии: 1 депутат Бундестага, являющийся председательствующим, 1 сотрудник администрации Бундестага и 1 представитель какого-либо берлинского университета. IPS предоставляет стажерам бесплатную комнату, стипендию в размере более 500 евро, берет на себя страховки и дорожные расходы для поездки в Берлин.

В случае с Азербайджаном бросается в глаза, что подавляющее большинство кандидатов жили в Германии еще до стажировки и летали на родину только на время отборочного раунда в посольстве Германии в Баку.

Кстати, Штеффен-Клаудио Лемме, исполнительный директор Народной Солидарности с хорошими деловыми связями в Баку, сидел в отборочной комиссии в течение трех лет. В 2011, 2012 и 2015 годах. Что является в настоящее время рекордом. На самом деле председательство регулярно передаётся депутатам различных фракций Бундестага. С тремя годами службы, Triple, справился только Лемме. Как работает комиссия? По каким критериям она выбирает своих стипендиатов?

IPS: Засекреченная отборочная комиссия

Нелегко что-либо выяснить о группе. Хотя администрация Бундестага предоставила нам список парламентских председателей комиссии с 2008 года, она уклонилась от правовых требований, когда дело дошло до имен других членов. Программа, по ее собственным данным, сотрудничает с тремя Берлинскими университетами – Свободным университетом Freie Universität, Техническим университетом Technische Universität и Университетом им. Гумбольдта Humboldt Universität. Тем университетом, который получает деньги из Баку. Из небольшого запроса Левой фракции в Берлинской палате депутатов следует, что только в 2017 году азербайджанская кафедра Университета им. Гумбольдта получила из Баку более миллиона евро.

Получается, кафедра, учрежденная режимом Алиева, выбирает азербайджанских стажеров для Бундестага? Та кафедра, которую возглавляет профессор, которая делится с Ильхамом Алиевым и посещает в Азербайджане «парк боевых военных трофеев», где издеваются над убитыми армянами? Пресс-служба университета залегает на дно и перенаправляет нас в администрацию Бундестага. По второму требованию пресс-служба все-таки отвечает нам одной строкой, что HU не влияет на выбор стажеров. Ну, это не может быть абсолютной правдой.

На Facebook мы находим фотографии посольства Германии в Баку. Они показывают, как осенью 2019 года делегация отбора IPS посещает столицу Азербайджана. Депутат ХДС Ян Метцлер Jan Metzler, как глава делегации. Сотрудница администрации Бундестага. И профессор доктор Питер Френш Professor Dr. Peter Frensch , вице-президент Университета им. Гумбольдта.

Почему пресс-служба Университета Гумбольдта утверждает, что не влияет на отбор азербайджанских стажеров, хотя вице-президент HU был в отборочной комиссии в 2019 году и даже ездил в Баку? Еще раз спросим, HU-пресс-служба просит больше времени. Мы ждем.

Через несколько часов приходит ответ. Еще более общий и высокопарный, чем все предыдущие: «IPS-стипендиаты выбираются независимой отборочной комиссией Бундестага при участии Берлинских университетов с учетом профессиональных, социальных, лингвистических и межкультурных компетенций». Пресс-секретарь университета снова спряталась за администрацию Бундестага. Что ж, спросим там.

Итак, мы спрашиваем администрацию Бундестага: кто в настоящее время сидит в отборочной комиссии? Но и здесь нам приходится кусать гранит. В соответствии с юридическими требованиями нельзя публиковать личную информацию. Вместо списка администрация присылает нам ссылки на решения суда. Без соответствующего согласия она не имеет права называть нам имена. — Остается открытым, запросила ли у администрации подобного согласия.

Стажеры и бундестаг: веселая радостная фотография из Зильта

После некоторого исследования мы находим изображение одного сотрудника администрации Бундестага, ответственного за программу IPS. Он стоит рука об руку с азербайджанскими стажерами IPS на пляже в Зильте. Рядом с ним: влиятельный человек из Азербайджана Асиф М., который учится на учрежденной Азербайджаном кафедре Университета Гумбольдта. М., кстати, уже удалил это изображение из своего блога. Мы находим другие имена ответственных лиц IPS. Нам кажется странным, что администрация Бундестага делает такой секрет из IPS. Воздвигла бы администрация подобную стену молчания, если бы мы задавали вопросы о стажерах из Франции или США?

Чем глубже мы копаем, тем больше сомнительных связей находим. Марк Гауптман (Mark Hauptmann), ХДС, также приютил принял в своем офисе азербайджанского стажера IPS. В марте из-за азербайджанского скандала тюрингский депутат сложил свой мандат, прокуратура проводит расследование. В «Южно-Тюрингском Курьере» (Südthüringer Kurier), редактором которого является Гауптман, в течение многих лет появлялись рекламные объявления, финансируемые из Азербайджана.

Заур Б. начинает свою стажировку у Гауптмана в 2019 с интересным резюме. Окончил школу в Германии, ранее работал переводчиком, учителем языка и ведущим. Он несколько лет работал в проправительственном информационном агентстве AzVision. Азербайджанские журналисты в изгнании обвиняют СМИ в том, что она распространяет пропаганду режима. Разве Комиссия IPS рано или поздно не должна была наткнуться на этот пункт в резюме Б.?

В своем профиле LinkedIn Б. заявляет, что он работал в AzVision до января 2020 года, то есть в то время, как был стажером у Гауптмана. Мы даже находим видео в Интернете: Б. берет интервью – во время своей стажировки – у Гауптмана для AzVision. Целых семь деревянных минут – вопрос и ответ. Речь идет о газе, экономике и Нагорном Карабахе. По Гауптману, согласно международному праву, ситуация неоспорима.

Уже в первые недели своей стажировки Б. встречается с влиятельными людьми, в частности, с близким советником Алиева и послом Азербайджана в Германии. Б. документировал эти встречи в Facebook.

Журналист из авторитарного государства, близкий режиму, проходящий стажировку у депутата ХДС? Действительно ли IPS, когда дело доходит до Азербайджана, содействует распространению демократических ценностей или скорее созданию сомнительной сети авторитарного режима?

Стажер ХДС, который обзывает армян «собаками»

Высокий процент выпускников IPS между тем занимает ключевые позиции в обществе. Так, в настоящее время в посольстве Германии в Баку, в отделе печати работает Б. По нашему запросу Министерство иностранных дел сообщает, что любое назначение кадров в посольство требует их проверки. По вопросам внутренней организации посольства МИД не может высказаться. Но нам подтверждают, что Б. состоит в штате посольства в отделе прессы и связей с общественностью.

Другой стажер IPS, проходивший практику у депутата от СДПГ в 2008 году, делает карьеру после стажировки, возглавляет несколько фирм в Германии, США, Польше, закрывает их, создает новые, зарабатывает предположительно миллионы на недвижимости в Берлине и Москве, активно вовлечен в масочный бизнес. В то же время он работает на Азербайджанской кафедре HU и под руководством профессора Аух даже защищает диссертацию.

В нашем предыдущем журналистском расследовании мы уже сталкивались с азербайджанским стажером IPS Олафа Гуттинга, депутата от ХДС из Баден-Вюртемберга. Гуттинг выделялся своими очень благосклонными высказываниями о режиме Алиева, в том числе в интервью на TV-Berlin. Исследования VICE показали, что TV-Berlin был оплачен азербайджанской стороной за благосклонные репортажи о режиме. Стажер Гуттинга делился на Facebook восторженными постами об Алиеве, занимался прославлением войны и оскорблениями ненавистного соседа. Армян он называл «тварями» или «собаками».

Разве комиссия IPS не должна просматривать по крайней мере профили в социальных сетях, прежде чем выбирать стажеров? Насколько небрежно администрация Бундестага относится к безопасности в парламенте?

Стажеры в Бундестаге получают синий пропуск. Это позволяет им беспрепятственно передвигаться по парламенту. Есть несколько зон, к которым у них нет доступа. Доверие — основа успешной стажировки. Некоторые депутаты дают своим стажерам доступ к электронной переписке, к сохраненным документам, папкам, облаку. Стажеры незаметны. Они часто сидят на задних рядах стульев на собраниях рабочих групп или заседаниях комиссий. В столовой, при желании, могут подслушать конфиденциальные разговоры.

И проблема, похоже, больше, чем кажется: с 2008 года в Бундестаг было нанято 54 стажера IPS из Азербайджана, сообщает нам администрация Бундестага. Кроме описанных, нам известны еще много других стажеров со связями с режимом Алиева, помещенных в сердце немецкой демократии.

Режим и стажеры: золотая жила

Режим Алиева в течение многих лет инвестировал миллиарды, чтобы влиять на мнение в Европе и подмазывать политиков. Попытки подкупа варьировались от подарков коврами, предоставления проституток, до денег через фиктивные компании. В настоящее время ведется расследование и против немецких политиков. Работал ли клан Алиева целенаправленно над системой, целью которой было связать немецких политиков с азербайджанскими стажерами? Золотая жила в немецком парламенте. Лобби-инсайдеры, с которыми мы говорили, считают почти маловероятным, чтобы правительство Баку не использовало такую возможность, как IPS. Алиев, когда дело доходит до влияния за рубежом, ничего не оставляет на волю случая.

Помимо обнаруженных нами проблемных связей между депутатами и стажерами, есть также редкие случаи, как Вусал М.

Вусал М. был распределен к одному из депутатов от «зеленых». После стажировки он сначала работал на азербайджанской кафедре HU, затем открыл представительство SOCAR в Брюсселе. SOCAR – государственный энергетический концерн Азербайджана – не обязательно подходит для «зеленых». По запросу депутат, задолго до истечения срока предоставления ответа, и очень подробно сообщил нам, что он получил своего стажера от администрации Бундестага, не знал его и после окончания стажировки больше не имел с ним контакта. М., хотя и сопровождал его на встречах, но не имел дела с их содержанием. Был ли М. умышленно назначен к этому политику?

«Зеленые» политики долгое время считались вызовом азербайджанским лоббистам, поскольку были особенно труднодоступными, как показывают наши расследования в азербайджанской лобби-среде. В азербайджанских поездках «зеленые», с точки зрения хозяев, были довольно проблематичны. Во время поездки делегации Бундестага в 2015 году, в которой также участвовала «левая» Катрин Кунерт, «зеленый» депутат Табеа Реснер (Tabea Rößner) настаивала на встрече с правозащитниками. Посольство сначала возражало из-за «загруженности программы», — вспоминает Рёснер. Но затем организовало одновременно две встречи: с правозащитниками и в SOCAR. Только Рёснер встретилась с правозащитниками, все остальные парламентарии предпочли сходить в SOCAR.

Из Министерства иностранных дел мы узнаем, что в настоящее время в посольстве Германии в Баку работают 19 граждан Азербайджана. Один из них— экс-стажер Гауптмана, поощренный IPS, демократическим проектом администрации Бундестага.

Азербайджанские стажеры в Бундестаге вписываются в мозаику, которую мы осветили в предыдущем исследовании. Влиятельная лобби-организация «Европейское азербайджанское общество» (TEAS) успешно оказывала влияние на немецких политиков в Берлине до 2018 года. Особенно большой успех она имела у депутатов Союза. Инсайдеры TEAS сообщают VICE, что TEAS систематически пыталась наладить связи со всеми партиями в Бундестаге для решения азербайджанского вопроса.

М., влиятельный человек из Азербайджана, который был стажером у «левой» Катрин Кунерт, присутствовал на мероприятиях TEAS. Он также искал близости с депутатами Бундестага после своей стажировки. Также босс TEAS был снабжен пропуском в Бундестаг, свободно входил в здание парламента.

Бесславная роль администрации Бундестага

TEAS покинула насиженное место в Берлине в 2018 году. По поводу ее исчезновения существуют различные теории. Понятно, что азербайджанское лобби в Германии от этого не стало меньше. Режим нашел другие пути.

Подавляющее большинство стажеров IPS, с которыми мы столкнулись в наших исследованиях, жили в Германии еще до стажировки. Их биографии создают впечатление о скорее элитарных отпрысках, чем демократических молодых кадрах из гражданского общества. И в этом администрация Бундестага играет свою бесславную роль.

Именно она определяет, сколько участников может отправить страна. При предварительном выборе претендентов немецкие зарубежные представительства сотрудничают с администрацией Бундестага. Один из трех членов финальной отборочной комиссии — представитель администрации Бундестага. И наконец, это администрация впоследствии распределяет всех стажеров среди депутатов. Но говорить об этом не хочет никто. Сколько человек в целом подает заявление на участие в программе в год сказать невозможно, по этому поводу статистика отсутствует.

IPS, как рекламирует администрация Бундестага, на самом деле является «стажировкой в сердце демократии». После наших расследований мы больше не уверены, насколько хорошо защищено это сердце.

Борис Картхейсер (Boris Kartheuser)
Роберт Гофман (Robert Hofmann)
Феликс Даксель (Felix Dachsel)

Источник: Vice.com

Перевод с немецкого И. Гогатишвили